вторник, 14 апреля 2015 г.

Червивое яблоко



Решил принять участие в конкурсе киберпанк-рассказов, который проводится в рамках международного форума Positive Hack Days. Сегодня отправил рассказ организаторам мероприятия. Поскольку условия конкурса допускают сетевую публикацию, предлагаю рассказ вашему вниманию. 

Дополнение от 26.05.2015 22:22
Как раз сейчас идёт прямая трансляция PHDays. В общем, первые три места заняли рассказы других авторов. Но в конце концов, призовые места - это приятно, но не самое главное в жизни. А вот возможность высказаться, поделиться своим видением будущего дорогого стоит. 

Спасибо всем, кто прочитал этот рассказ. У меня в ожидании подведения итогов наступил ступор. Писать не получалось. Сейчас, когда всё ясно, можно продолжать. 


Ирвин никак не мог понять, что ему не нравится в строчках выполненного домашнего задания по программированию. Среда разработки iBasic радостно подмигивала зелёным: ошибок в коде не было. Но мальчику всё равно казалось, что чего-то здесь не хватает. Изящества, выразительности, лаконичности,— чего-то неуловимого, чего-то, что он, ученик восьмого класса лицея имени Стива Джобса не мог сформулировать. Ирвин привычным жестом закрыл среду iBasic, щёлкнул по увесистому кубику учебника истории и приступил к изучению параграфа, заданного на дом. Перед глазами появилась реконструкция Ледового побоища из исторического фильма. Крики, стоны и звон оружия заполнили крошечную комнату Ирвина: социальное жильё никогда не бывает просторным.

Ирвин остановил фильм. В воздухе над столом замер воин в доспехах с гримасой боли на окровавленном лице. Неудовлетворённость от задания по программированию мешала мальчику сосредоточиться на истории. К тому же он вспомнил, как смотрел этот фильм в прошлый раз…

***
В тот день его отца арестовали. Они вместе смотрели фильм о битве на Чудском озере, только не на маленьком голоэкранчике школьного планоута, а на шикарном голопроекторе, который отец купил на новогодней распродаже. Ирвин восхищённо наблюдал, как бородатые русичи громят тевтонских рыцарей на льду озера. В самый напряжённый момент фильм прервался. Комната наполнилась фиолетовым светом от появившегося в центре голографической проекции человека в судейской мантии.

— Мартин Купер, вы нарушили имущественные права корпорации АйГейпл, повторно просмотрев фильм «Ледовое побоище»,— прогремел голос, усиленный мощной аудиосистемой. — Для совершения преступления вы использовали запрещённые законом хакерские инструментальные средства, что существенно отягощает вашу вину. В качестве наказания вы приговариваетесь к тюремному заключению сроком на пятнадцать лет. Ваше имущество будет конфисковано для компенсации нанесённого ущерба. Ваш сын Ирвин Купер переходит под опеку корпорации, ему выделят социальное жильё в квартале имени Марка Збиковски. Приговор окончательный, аппеляция не предусмотрена. У вас есть пять минут, чтобы попрощаться с сыном.

От грохота голоса Ирвин задрожал. Смысл слов судьи с трудом доходил до сознания. Отец обнял его, и погладил по голове. А потом отстранился и глядя прямо в глаза, произнёс: «Ирвин, ничего не бойся! Учись как следует и живи дальше. Со мной всё будет в порядке. И не верь ничему, что будут говорить и писать обо мне!» Потом он вытер слёзы, катившиеся из глаз Ирвина, обнял его ещё раз и повернулся к неподвижной фигуре судьи: «Я готов!»
Судья махнул рукой, дверь в квартиру Куперов щелкнула и открылась. На пороге стояли трое мужчин в форме с нашивками в виде надкушенного яблока с двумя перекрещенными поверх него мечами.

— Копирайт-полиция АйГейпл. Мартин Купер, следуйте за нами! — скомандовал черноволосый здоровяк.

Отец спокойно пошёл к выходу. У Ирвина внутри всё опустилось.
— Папа! — рванулся он следом, но копирайт-полицейский его остановил.
— Не торопись. Тебе не по пути с твоим отцом. Для тебя жизнь приготовила другое кино.

Ирвин пытался вырваться, но силы были неравными. Трепыхаясь в крепких руках стража порядка, он успел заметить странный жест, который сделал отец, выходя из квартиры — собрал пальцы в щепоть, нарисовал ими в воздухе тройной круг и ткнул в его середину.

***
— Заходи, Ирвин, это твой новый дом. Не хоромы, конечно, но жить вполне можно. Тебе повезло, ты будешь жить здесь один, а некоторые твои соседи делят такую комнату на троих, а то и на четверых.

Ирвин слушал мягкий голос социального работника и пытался рассмотреть комнату, в которую его привели. Крохотное окно-иллюминатор под потолком, тусклое светодиодное освещение, серые стены, пластиковый пол, откидной стол, откидная кровать, умывальник. Он повернулся к своему сопровождающему.

— Мистер Кук, а где здесь…
— Туалет и душ в коридоре общего пользования. Для этой категории жилья индивидуальные санузлы не предусмотрены.

Ирвин тяжело вздохнул. Сказать, что комната была тесной — это не сказать ничего. Ему казалось, что стены сближаются и пытаются его раздавить. Он сглотнул появившийся в горле комок.

— Ничего, ты привыкнешь. Все привыкают. Еду будешь получать в автомате рядом с лифтом. Нажимаешь кнопку, автомат считывает твой идентификатор со скинекта и выдаёт порцию горячей еды. Не вздумай хитрить, добавки здесь никому не полагается. Завтрак можно получить с шести до семи утра, ужин — с шести до восьми вечера. Не возьмёшь еду в это время — останешься голодным. Обедать будешь в школе. Разносолов не жди, всё очень просто и питательно. Деньги на проезд в школу и обратно будут ежемесячно зачисляться на твой личный счёт. Потратить их на что-то другое ты не сможешь. Если у тебя возникнут какие-то вопросы — мои контактные данные в твоём скинекте. Осваивайся, знакомься с соседями. Они тебе расскажут, что здесь и как. Удачи! И постарайся не повторять ошибок своего отца!

Мистер Кук повернулся и ушёл. Ирвин остался один. Он вздрогнул от щелчка закрывшейся двери. Этот звук показался ему оглушительным. Только сейчас он окончательно осознал бесповоротность произошедшего. Чтобы не разреветься, мальчик принялся осматривать  новое жилище.

Откидная кровать была также шкафом для одежды. Взять из него одежду или сложить её можно было лишь сложив кровать.  Стол — рабочий и обеденный — компактный и многофункциональный, как и всё в этой комнате. С одной стороны стола выдвижной ящик с посудой и столовыми приборами, с другой — такого же размера ящик с беспроводной зарядкой для планоута.

Ирвин снял рюкзак с личными вещами, достал планоут, включил. «Подключено к сети MZ» — бодро отрапортовал планоут. «Вам сообщение от социальной службы. Прочитать сейчас?» Ирвин сделал подтверждающий жест — поднял большой палец. В воздухе над планоутом появился прямоугольник информационного видеописьма.

Сначала появилась заставка с эмблемой социальной службы АйГейпл. Затем пространство голопроекции заполнила фигура полноватого мужчины в очках. Он посмотрел прямо на Ирвина, кашлянул и заговорил.

— От имени социальной службы корпорации АйГейпл приветствую вас в квартале имени Марка Збиковски. Это жильё сделано по специальному проекту корпорации под названием «Технологии против нищеты». С гордостью могу констатировать, что проект оказался весьма успешным, и на территориях, управляемых корпорацией, нищета как явление полностью отсутствует.

Мы верим, что все граждане должны иметь право получать всю необходимую информацию и поэтому сделали доступ к ней бесплатным для всех. Для этого каждый человек с самого рождения получает скинект — специальное устройство в виде браслета, которое безоперационным способом сращивается с левым запястьем и становится неотъемлемой частью своего владельца.

Скинект — это уникальный идентификатор гражданина, который заменил все прочие виды удостоверений личности. Это кошелёк, медицинский ассистент и персональный цифровой помощник. С помощью скинекта граждане получают доступ к сети Айнет, которая  была создан усилиями нашей замечательной корпорации. В отличие от устаревшего Интернета Айнет совершенно безопасна, в ней нет места вирусам, воровству и пиратству. Корпорация АйГейпл разработала технологии, которые защищают граждан от всех угроз, связанных с работой в сети. Если вы получили сообщение, то можете не сомневаться, что его прислал вам именно тот человек, который значится в поле «Отправитель». Благодаря обязательной идентификации нам даже удалось победить спамеров, от которых во времена Интернета не было спасения.

С помощью скинекта вы можете транслировать изображение и звук на любое устройство, например, на планоут или на голопроектор. Управлять работой скинекта можно с помощью пульта медиаустройства, с клавиатуры планоута или его сенсорного экрана, с помощью жестов, которые замечательно распознаются встроенными в скинект датчиками положения в пространстве или просто с помощью голоса. Кстати, благодаря скинекту вы никогда не заблудитесь, ведь в нём есть чипы для всех систем спутниковой навигации. Для работы скинект использует тепло вашего тела, поэтому вам никогда не придётся думать о замене батареек.

Реализуя стратегию «Own different» («Владей иначе»), корпорация АйГейпл предоставила всем без исключения доступ к богатству цифрового контента. Каждый может смотреть фильмы, слушать музыку и читать книги. Для этого мы предоставляем базовый информационный пакет абсолютно бесплатно. В него включены лучшие произведения, созданные человечеством за много лет, а также свободный доступ ко всем публичным ресурсам Айнет.

Без сомнений, у каждого должно быть право на выбор, поэтому для тех, кому базового информационного уровня недостаточно, мы обеспечиваем расширенный информационный пакет. В него в дополнение к базовому пакету входят произведения, не являющиеся предметом массового интереса, а также ресурсы Айнет специального назначения. За расширенный информационный пакет мы берём абонентскую плату, не слишком большую, чтобы её мог себе позволить каждый, кому требуется информация, но и не слишком маленькую, чтобы удовлетворять чьё-то праздное любопытство.

Мы в корпорации АйГейпл уважаем право авторов на получение вознаграждения за труд, поэтому исправно платим все авторские отчисления и обеспечиваем доступ к самым новым произведениям для всех желающих в рамках платного информационного пакета «Новинки»…
Ирвин зевнул. Большую часть из того, о чём рассказывал мужчина в очках, он знал раньше. Только перемотать видеопослание было нельзя, он уже пытался сделать перематывающий жест рукой, но получил сообщение о том, что содержимое защищено от перемотки.

С пакетом «Новинка» Ирвин познакомился в лицее. У всех его одноклассников этот пакет был подключен, в то время как у Ирвина, разумеется, его не было. Это было ещё одним поводом для насмешек, которые мальчик в изобилии получал в свой адрес.

***
Учиться в лицее Ирвину очень нравилось, если бы не насмешки одноклассников. После ареста отца мальчик стал главной мишенью для разных жестоких шуток. Поводом для издевательств становилось абсолютно всё — от его одежды и устаревшей прошивки на скинекте до отсутствия подписки на «Новинки». Каждый день начинался примерно одинаково.

— Эй, Купер, как тебе вчерашняя серия «Хакеров АйНета»? — с деланным интересом обращался к нему Кимбол — упитанный розовощёкий блондин, сын мелкого начальника одного из подразделений АйГейпл.
— Мне кажется, ему не понравилось,— подхватывал его дружок по фамилии Гилмор. — В квартале имени Збиковски вам не найти камней Сваровски. Как и подписки на «Новинки», правда, Купер? У вас там хоть электричество есть? Или его, как воду в душе по расписанию включают?

Все присутствующие разражались хохотом. Компания Кимбола продолжала подкалывать Ирвина весь день. Особенно неприятными насмешки становились после того, как Ирвин получал очередную отличную оценку: несмотря на звёздные замашки его мучители далеко не были звёздами в учёбе, зато мастерски изобретали бесконечные способы досадить выскочке из квартала бедняков.

Всё это не только портило Ирвину настроение, но и создавало реальные сложности. Например, он не мог начать делать домашнее задание, пока ехал из лицея домой на скоростном экспрессе из-за того, что планоут постоянно показывал заставку с непристойной надписью, которую установили ему одноклассники с помощью функции, появившейся в новой платной прошивке скинекта, которой у Ирвина, разумеется не было: его скинект устанавливал только исправления ошибок. Картинка пропадала лишь когда мальчик попадал в зону действия сети квартала Марка Збиковски: функция дистанционной трансляции изображений здесь не поддерживалась.

***
Как то раз, вернувшись из лицея, Ирвин в очередной раз вспомнил о странном жесте, который сделал отец во время ареста и попытался повторить его: собрал пальцы в щепоть, трижды нарисовал ими круг и ткнул в центр. И вдруг… Крошечная комната социального жилья погрузилась в темноту. Среди полной темноты — окон в социальном жилье не предусмотрено — тускло засветился голоэкран планоута. Над экраном появилось … лицо отца. Отец улыбнулся и подмигнул Ирвину.

— Привет, сынок! Я рад, что ты, наконец, догадался.
— Папа… — Ирвин был настолько потрясён, что потерял дар речи.
— Да, это я. А ты, я смотрю, стал таким взрослым. В каком ты уже классе учишься В восьмом?
— В восьмом… — эхом повторил Ирвин.
— И как твои успехи в учёбе? Алгебра, геометрия, теория вероятности, основы криптографии, информатика, алгоритмы и структуры данных
— Дда, всё кроме криптографии и алгоритмов. На информатике мы изучаем iBasic.
— Только iBasic и всё?? — возмутился отец. — Да они что, совсем с ума посходили
— Ещё нас учат рисовать в Паинте,— попытался оправдаться Ирвин. — Я разговаривал с соседскими ребятами, которые учатся в обычной школе. Их учат только работать в Айнете, делать покупки в магазине АйГейпл и оформлять подписку на «Новинки».

Мальчика не покидало чувство нереальности происходящего. Отец, конечно, хорош — вместо того, чтобы спросить, как он живёт, выясняет подробности его обучения.

— Ты не обижайся, сынок, что я не спрашиваю, как ты жил все эти годы. Я наблюдал за тобой по мере возможности. Если можно так сказать о возможностях, которые есть у меня, как у заключённого. Так что я знаю, что ты живёшь здесь все эти годы, что тебя кормят и одевают и даже проявляют какое-то подобие заботы раз в неделю. И ещё я знаю, что ты так и не обзавёлся друзьями. Что, среди одноклассников не нашлось никого, кого ты мог бы назвать своим другом?

— Они все ненавидят и презирают меня. Потому что я учусь лучше, чем они, хотя у них есть всё, что они пожелают, а у меня — ничего кроме этой комнаты и планоута… Даже скинект у меня древний, как хобот мамонта…

— Но-но, поосторожнее говори про скинект, он может и обидеться,— улыбнулся отец. — Я, помнится, встроил в него довольно продвинутый искусственный интеллект, и всё, что тебе нужно — это правильно к нему обратиться.

— Искусственный интеллект? Разве это уже возможно?
— Если что-то выглядит, как утка, плавает, как утка и крякает, как утка, то скорее всего, это утка. Проще говоря, неважно, насколько это возможно теоретически, главное, что практически это работает и вполне успешно.
— Пап, а почему я всё ещё учусь в лицее имени Джобса? Почему меня не перевели в обычную школу, ведь из нашей квартиры меня выселили?
— Сынок, я в своё время оказал очень большую услугу корпорации АйГейпл — написал для них базовую систему управления скинектом.  Это операционная система в миниатюре, без которой скинект не может работать. TuneOS — операционная система скинекта, с которой имеют дело пользователи, работает уже поверх этой мини-ОС. За это мне полагалось очень хорошее вознаграждение в виде отчислений за каждый подключенный скинект. Я решил, что мне ни к чему столько денег сразу, поэтому договорился, что компания заключит договор с лицеем Стива Джобса, и пока ты там учишься, всё вознаграждение  направляется на счёт лицея. По моим расчётам этих денег было бы достаточно для обучения пятерых учеников, но к чему было мелочиться? Поскольку договор заключался не от моего имени, ты до сих пор продолжаешь учиться в лицее. Сумма оказалась настолько внушительной, что лицей спокойно проигнорировал мой арест. Когда ты закончишь учёбу, деньги станут перечисляться на твой личный счёт. Подожди благодарить! Слушай внимательно, что тебе нужно сделать…

Отец рассказал Ирвину, что на его скинекте установлена специальная операционная система - LuxOS, которая для непосвященного выглядит как самая обычная TuneOS. Отличие в том, что эта система позволяет делать значительно больше, чем TuneOS. LuxOS не передаёт информацию о действиях пользователя в АйГейпл, в ней можно свободно читать книги, слушать любую музыку, смотреть любые фильмы и писать программы не только на iBasic.

Это понравилось Ирвину больше всего. Свобода — это то, чего ему очень не хватало. А еще не хватало информации, поэтому он с восторгом принял лозунг «Information must be free» («Информация должна быть свободной»), ведь корпорация АйГейпл ограничила доступ к техническим сведениям о сетевых протоколах, устройстве операционных систем и даже к языкам программирования за исключением iBasic.

Айбейсик годился лишь на обучение самым основам программирования типа вывода строки «Привет, мир!» или простейшего калькулятора. Что-то серьёзное написать на нём было невозможно. К тому же айбейсик-программы выполнялись лишь на том компьютере, на котором были написаны. Чтобы распространять программу, требовалось приобрести у АйГейпл лицензию разработчика, потом зарегистрировать программу в магазине приложений — за деньги, разумеется. Плата за регистрацию программы совсем не означала, что программа будет принята в магазин. Да и лицензию разработчика давали крайне неохотно после многочисленных проверок.

Ещё Ирвину не хватало учебников. В разделе «программирование» официального магазина АйГейпл присутствовали исключительно руководства по iBasic с издевательской пометкой «для профессионалов». Но и на их покупку денег у Ирвина всё равно не было.

Неудивительно, что LuxOS вместе с многочисленными книгами по программированию и документацией по операционным системам и сетевым протоколам, да ещё и с целой коллекцией компиляторов в комплекте, стала для Ирвина  настоящим подарком. Он горячо поблагодарил отца и согласно кивнул, когда отец предупредил его о мерах предосторожности: никогда не работать с визуальным интерфейсом LuxOS за пределами комнаты, никому не рассказывать о том, что он узнал и самое сложное — никак не проявлять свой внезапно выросший уровень знаний.

***
Ирвин поглощал информацию с немыслимой быстротой. Его мозг словно был создан для этого. Сетевые протоколы и языки программирования — всё отпечатывалось в памяти с первого же прочтения. Уже через месяц он начал писать программы на Python — мощном языке программирования, прежде считавшемся хакерским из-за огромного количества библиотек самого разного назначения. Ещё он старательно изучал язык Stift, основной язык для разработки программ в TuneOS. Помимо программирования он вникал в устройство операционных систем и аппаратной платформы техники АйГейпл. Теперь Ирвин понимал, почему айбейсик казался ему таким примитивным.

Сетевые протоколы — набор правил, по которым все устройства в сети взаимодействуют между собой — поддались ему не сразу. Но упорное изучение документации сыграло свою роль. Скоро IPv4, IPv6, IPvX,— всё, о чём раньше Ирвин не имел ни малейшего представления, стали для него обыденностью. Он научился работать с сетевыми анализаторами и фильтрами пакетов, его программы оказывались намного эффективнее тех, что считались эталонными.

***
В качестве пробы сил Ирвин решил поставить на место одноклассников, которые продолжали досаждать ему. На скинекте ждала своего часа небольшая программа, написанная специально для этого случая. В качестве цели мальчик выбрал Николаса Кимбола с компанией, поскольку их пакости досаждали ему сильнее всего.

В этот день Ирвин пришёл в лицей чуть раньше и уселся на место Кимбола. Это было больше, чем просто вызов: места в классе ученики лицея занимали в соответствии с негласным табелем о рангах, так что Ирвину всегда приходилось ютиться на самой задней парте.

Кимбол обычно приходил самым последним. Его имиджмейкер считал, что люди достойные никогда не приходят слишком рано. Их удел — появляться точно вовремя, чтобы плебс, пришедший заранее, с завистью наблюдал за их появлением.

Так было и в этот раз. За десять секунд до начала урока Кимбол появился на пороге класса. Увидев на своём месте Ирвина, он побагровел, но из-за недостатка времени ничего не смог сделать, так что ему пришлось занять место на последней парте.

Ирвин запустил программу-снифер собственной разработки и в течение урока с удовлетворением наблюдал за злобными репликами Кимбола в общем чате класса. Раньше Ирвин не мог получить доступ к этому чату из-за ограничений скинекта. Зато сейчас он мог не только участвовать в общем разговоре от своего имени, но и написать сообщение от имени любого из одноклассников.

Напряжение в чате нарастало, и к концу урока достигло наивысшей точки. Когда мелодичный звук колокольчика пригласил учеников на перерыв, Кимбол вскочил, как ужаленный.

— Купер! Кто тебе позволил занять моё место!
— Кимбол, разве на этом месте висит табличка с твоим именем? Оно такое же твоё, как и моё,— спокойно ответил ему Ирвин.
— Ну, Купер, ты сам напросился,— злобно пропел Кимбол и подал знак своим прихвостням — Гилмору, Сеймуру и МакКарти. Обычно после этого над планоутом Ирвина появлялась какая-нибудь непристойная картинка. Выключить её у Ирвина не получалось, потому что его скинект уступал по возможностям скинектам одноклассников. В результате он весь день получал замечания от учителей и пониженный балл за поведение. Только в этот раз всё пошло не так.

После знака Кимбола ничего не произошло. Совсем. Троица подпевал усиленно мотала руками, пытаясь активизировать атакующую программу, но безуспешно. А потом над планоутами всех четверых засветились объёмные надписи «Я придурок». И все попытки агрессоров отключить эту надпись ни к чему не привели. Как и попытки учителя информатики, который появился к началу урока.

— Это всё Купер виноват,— пытался обвинить его Кимбол.

Но Ирвин лишь непонимающе пожимал плечами, мол какие дела, у меня скинект последний раз обновлялся восемь лет назад.

Чтобы избавиться от надписей, одноклассникам пришлось оплачивать замену прошивки скинекта. После этого случая Кимбол стал вести себя более осторожно, не проявляя прямой агрессии, но и не упуская случая как-нибудь съязвить в адрес Ирвина.

***
Разделавшись с обидчиками, Ирвин был разочарован. С одной стороны, он получил то, что хотел: к нему больше не цеплялись, и он мог спокойно учиться. С другой — он не только не испытал облегчения, а напротив, ощущал стыд из-за того, что так глупо использовал знания, полученные благодаря отцу. Поддавшись эмоциям, он сильно рисковал. Кто знает, к каким последствиям может привести его поступок в дальнейшем.

Он почувствовал себя обязанным сделать что-то важное и нужное для всех. Изменить мир, созданный корпорацией АйГейпл, дать всем по-настоящему равные возможности. Это чувство оформилось в цель, и он пришёл к пониманию того, что должен сделать. Он вернёт всем свободу, которую забрала АйГейпл в обмен на сытую и комфортную жизнь.

Каждый день Ирвина наполнился смыслом. По дороге в лицей и обратно он изучал документацию по внутреннему устройству мини-ОС, вчитывался в комментарии к программному коду, написанные отцом. Это так увлекало, что он с большим сожалением переключал планоут из секретного режима в обычный, когда скинект легкой вибрацией напоминал, что пора готовиться к выходу.

Учёба в лицее стала лишь досадной помехой в реализации планов Ирвина. Он по-прежнему получал хорошие оценки, ведь материал, который давали преподаватели, оказался жутко примитивен по сравнению с теми знаниями, которые он получал из учебников на  секретном разделе своего скинекта. И самое главное — многие вещи оказались откровенной неправдой.

***
Первое, что следовало сделать, вернувшись из лицея домой, это взять свой ужин в автомате. Автомат-фидер был один, поэтому в завтрак и ужин к нему выстраивалась длиннющая очередь. Ирвин обычно стоял рядом с соседскими мальчишками-близнецами африканского происхождения. Чак и Боб, белозубые и жизнерадостные ребята, увлекались хип-хопом и баскетболом. Они развлекали стоящих в очереди, напевая на разные лады фрагмент очередной популярной песенки. Поскольку для того, чтобы услышать её целиком, нужна была платная подписка, продолжение песенки братья придумывали сами. Эти импровизации очень нравились всем соседям, и братья получали свою заслуженную порцию аплодисментов.

Ирвин как-то спросил у Чака, чего ему не хватает для счастья. Тот немного подумал и сказал: «Пожалуй, у меня есть всё, что нужно. Мне бы только ещё послушать, что там Айк Эм Си сочинил в своём новом альбоме, тогда я был бы вполне доволен!»

***
Получив свою порцию, Ирвин заходил домой, быстро ужинал, делал уроки и до поздней ночи работал над своим модвормом — модификацией системной прошивки скинекта со встроенным механизмом распространения. Кроме того, размножаясь, модворм корректировал правила на сетевых фильтрах, сенсорах и маршрутизаторах. Совсем чуть-чуть, так, чтобы не сработала тревожная сигнализация.

Отлаживать модворм было очень сложно. Пришлось организовать целую ферму виртуальных машин внутри скинекта. Ресурсов не хватало, и даже «разгон» процессора помогал совсем немного. Браслет обжигал руку так, что было невозможно терпеть, но Ирвин заставлял себя не обращать внимания на боль. Ночью он забывался тревожным сном. Ему снился отец. Он о чём-то пытался его предупредить, но Ирвин никак не мог разобрать слова…

***
Через несколько месяцев напряжённой работы все баги в программе были отловлены, а функционал получился даже богаче изначально запланированного.  Виртуальные скинекты, маршрутизаторы, шлюзы и системы глубокой инспекции трафика покорно сдавались на милость модворма. Можно было запускать его на просторы Айнета и наблюдать за тем, как меняется мир.

Мальчик долго думал, в какое время лучше выпустить программу на свободу, и решил, что сделает это по дороге на занятия в день годовщины ареста отца. За час модворм распространится достаточно для того, чтобы это стало заметно. А это значит, что когда Ирвин зайдёт в лицей, большая часть его одноклассников уже будет иметь модифицированную мини-ОС в скинектах. Ещё через час модификация установится у всех жителей мегаполиса, а к концу дня  граждане АйГейпл получат полную свободу.

Модворм, написанный Ирвином, отключал механизмы слежения за пользователями и ограничения доступа к контенту. Фактически, он превратил жёстко регламентированный Айнет в свободную от ограничений сеть, которую мальчик про себя называл Фринетом. Пользователи Фринета получали неограниченный бесплатный доступ к музыке, книгам и фильмам. Они могли делать всё, что угодно на своих скинектах, не опасаясь, что копирайт-полиция АйГейпл обнаружит какие-либо нарушения.

Ирвин даже записал небольшой ролик, в котором рассказывал о свободе, о том, что информация стала доступна для всех без ограничений. Модворм запускал этот ролик после установки модернизированной прошивки на устройстве отображения, присоединённом к скинекту.

***
Двери вагона закрылись, скоростной экспресс бесшумно полетел над монорельсом. Ирвин глубоко вдохнул, зажмурился, а потом сделал особый жест тремя пальцами левой руки. «За отца!» — подумал он, медленно выдыхая. Модворм начал свою работу, взламывая и модифицируя прошивки всех устройств, оказавшихся в зоне его охвата.

Над раскрытым планоутом мужчины в строгом костюме в другом конце вагона появилась картинка видеоролика, запущенного модвормом. Мужчина задёргался, пытаясь остановить воспроизведение, но у него ничего не получилось. Дослушав ролик до конца, мужчина принялся оглядываться по сторонам с затравленным выражением лица, затем судорожно застучал по клавишам планоута. Постепенно его движения стали более плавными. Наконец, он успокоился, закрыл планоут, достал из кармана носовой платок, вытер лоб и стал смотреть в окно…

«Мимо цели»,— подумал Ирвин, выходя из вагона.

***
В лицее царило оживление. Одноклассники обсуждали сообщение от партии Фринета — так Ирвин назвался в видеоролике. Обсуждение сводилось к тому, можно ли верить анониму, который пообещал всем свободу.

— А ты пробовал? — С раскрасневшимся лицом орал Кимбол на МакКарти. — Нет? А чего? Тоже боишься, что это проверка лояльности, устроенная копирайт-полицией? Вот то-то и оно! Проще заплатить и спать спокойно, чем загреметь под фанфары, как некоторые… — С опаской покосился он в сторону Ирвина.

Учителя были встревожены не на шутку. Они не знали, что ответить на вопросы учеников. Они не могли спросить об этому у руководства напрямую, поскольку вопрос щекотливый. Руководство тоже не спешило давать разъяснения, ведь это означало бы принятие ответственности. К концу уроков стало понятно, что ученики и преподаватели не спешат воспользоваться предоставленной им свободой, предпочитая отсидеться в кустах.

***
Ирвин грустным взглядом проводил скоростной экспресс, с тоскливым воем унесшийся прочь. Квартал имени Марка Збиковски встретил его так, словно ничего не произошло. На качелях у серой коробки общежития катались дети, на пятачке асфальта с баскетбольным кольцом азартно стучали мячом Чак и Боб. У подъезда сидели старушки, возраст которых не позволял им пока переехать в дом престарелых.

— Привет, Ирвин! — махнул ему рукой Чак. — Ты сегодня рано. Отпустили пораньше?
— Привет, Чак… Да, отпустили,— пробормотал Ирвин. — Скажи, Чак, а ты получал сегодня сообщение?

— Какое сообщение? Ты про этот ролик от какого-то чудика, который сказал, что теперь всю музыку можно слушать бесплатно и по сколько хочешь раз. Мы с Бобом даже зашли и послушали новый альбом Айка. Чел реально качает, мы прониклись. Только потом, знаешь, как-то не по себе стало. Словно мы чужое берём… Но ведь мы не такие, верно я говорю, Боб?

Боб что-то пробурчал в подтверждение, мол, да, не такие мы, нам чужого не надо.

— Вот я и подумал,— продолжал Чак,— что лучше мы честно заработаем денег и купим альбом Айка. И тогда отожгём вместе с ним по полной, так ведь, Бобби?

***
У Ирвина не осталось сил стоять в очереди за едой. Да и есть совсем не хотелось. Он зашёл в свою конуру, откинул стол, раскрыл планоут, подключился к сети и прошёлся по новостным каналам в поисках сообщения о вирусе, но нашёл только пародию на свой ролик от юмористического портала. Тогда он запустил управляющий модуль модворма и проверил состояние.

Уровень охвата: 99,99% — модворм установился практически на все устройства, подконтрольные АйГейпл.

Обращений за свободным доступом: 0,01% — только один человек из десяти тысяч попробовал обратиться к «закрытому» прежде контенту.

Повторных обращений за свободным доступом: 0%


Ирвин в отчаянии уронил голову на руки. Он едва сдерживал слёзы. В голове у него пульсировал лишь один простой вопрос: почему свобода оказалась никому не нужна?

Комментариев нет:

Отправить комментарий