суббота, 10 января 2015 г.

Дом в лесу. Начало. Часть 13. Снова Ральф

Джек едва высидел до конца уроков. Ему ужасно хотелось без помех обдумать всё, что произошло сегодня в школе. Слишком много вопросов вызвало это у него в голове. Слишком много информации обрушилось на него за последнее время. Нужна была передышка, переключение. Как когда слишком долго смотришь мультики или играешь на планшете, через некоторое время возникает чувство, что уже ничего не понимаешь. Вот сейчас Джек был примерно в таком состоянии. Хотя пожалуй, даже хуже. 

Он не смог ответить на совершенно элементарные вопросы, которые Мария Сергеевна, как назло, почему-то решила обратить именно к нему. Не то, чтобы Джек не знал ответов, просто мысли его были настолько далеко от происходящего на уроке, что он никак не мог сосредоточиться на вопросе. Мария Сергеевна, разумеется, обратила на это внимание и бомбардировала Джека разными вопросами. Результатом стали три двойки, которые учительница с садистским наслаждением вывела в дневнике. «В журнал не поставила — и на том спасибо»,— только и подумал Джек.



Конечно, его совсем не обрадовали полученные пары. Мама, конечно, расстроится и не даст ему поиграть на компьютере. Отец к оценкам относится спокойнее, но три двойки разом и он не одобрит. Как хорошо, что прямо сейчас можно пойти к бабушке, навернуть большую тарелку вкуснейших пельменей — коронного блюда бабушки. Да и вообще, стоит попробовать остаться у бабушки с ночевкой, чтобы не выслушивать нравоучения. 

С этими мыслями Джек вышел на крыльцо школы. Тяжелый ранец с учебниками оттягивал плечи назад. Руки были заняты второй обувью. Прохладный ветерок приятно освежил лицо запахом опавшей листвы. Джек любил такую осень — сухо, прохладно, но не сыро. Никакой слякоти. Золотая осень, самая настоящая. 

Дверь за его спиной хлопнула, из школы с гоготанием вылетела компания старшеклассников. Они пролетели мимо Джека, один наткнулся на него, так что Джек чуть не полетел кубарем с крыльца. 

— Пошёл с дороги, мелкий! — грубо рявкнул рыжий верзила никак не младше пятого класса. 

Джеку очень хотелось ему что-нибудь ответить, но рядом не было никого, кто мог бы вступиться за него, так что пришлось промолчать. Эх, если бы рядом был его старший брат… Несмотря на то, что сам он очень часто шпынял Джека, за него он стоял горой, не позволяя никому другому обижать своего младшего. 

Старшеклассники отошли подальше, спрятались от бдительных окон кабинетов за большим чёрным джипом. Из-за джипа потянулся сизый дымок: мальчишки курили. Джек поморщился. Он терпеть не мог запаха сигаретного дыма. Что за радость отравлять себя этой гадостью? 
Эхх, как хочется кому-нибудь из учителей показать на курильщиков пальцем, чтобы им надавали по башке. Особенно этому рыжему, который его задел… И так настроения нет из-за этих двоек… Джек совсем погрустнел. Пустой желудок напомнил о себе недовольным урчанием. Пора идти к бабушке. Главное, чтобы она была дома. 

Джек достал из кармана небольшой телефон с кнопками и оглянулся по сторонам, не видит ли его кто-то из одноклассников. Он терпеть его не мог этот телефон, презрительно называя бабушкофоном, стеснялся пользоваться им на людях. Но это был единственный вариант выяснить, дома ли бабушка. Кроме совершенно не варианта прогуляться до неё пешком. 

— Алло, баб, ты дома? — Быстро проговорил Джек, едва дождавшись, пока баба Вика возьмёт трубку. 
— Ой, Женечка, это ты! — Обрадовалась бабушка. — Как у тебя дела? Ты в школе? 
— В школе, в школе,— пробурчал Джек. Он не любил, когда его называли Женей. 
Да, это его настоящее имя, но он уже настолько привык быть Джеком, что даже мысленно себя так называл. Родители смирились, а вот бабушка упрямо настаивала на своём. «Что ещё за Джек такой?»,— возмущалась она. «Мы в России живём, не надо нам этих иностранных имён!»
— На продлёнку останешься? — Спросила баба Вика. 
— Нет, баб, есть охота. Сваришь пельменей? У тебя они самые вкусные. 
— Конечно, сейчас воду поставлю, — голос бабы Вики наполнился счастьем. 

Пельмени были предметом её гордости. Если посчитать, сколько пельменей она сделала за всю жизнь… Даже страшно представить. Иногда Джеку казалось, что у бабушки в подвале фабрика по производству пельменей. И день и ночь маленькие человечки месят и раскатывают тесто, крутят фарш и лепят пельмени, выкладывая их ровными рядами на длинные деревянные доски… 

Дом бабушки был совсем рядом со школой. Нужно было только выйти за школьный забор, пройти мимо множества разномастных железных гаражей, наставленных предприимчивыми жильцами, завернуть во двор — и вот он, бабушкин подъезд. Квартира номер четыре, второй этаж. 

Обходить гаражи Джеку не хотелось. Во-первых, для этого нужно было выходить  с территории школы через ворота. А прямо рядом с ними стоял джип, за которым курили старшеклассники. Зачем лишний раз подставляться для пинка или подзатыльника? Ну а во-вторых, прямо в гаражи выходила отличная дырка в школьном заборе. Этот путь был чуть ли не вдвое короче - Джек как-то посчитал шаги, чтобы убедить недоверчивого деда Валю. 

Привычно нырнув в дыру в заборе, Джек направился дальше по тропинке. По обеим сторонам среди сухой травы валялся разный мусор, явно набросанный владельцами гаражей: грязные промасленные тряпки, канистры из под тосола и прочие отходы деятельности автомехаников-любителей. 

Впереди послышались голоса. Джек вывернул из-за очередного поворота на широкую «поляну» и увидел там пьяную компанию, расположившуюся за раскладным столиком у открытых ворот одного из гаражей. На столе стояла бутылка с прозрачной жидкостью, на земле валялась такая же пустая в сопровождении трёх коричневых двухлитровых «баклашек» из под пива. Неподалёку дымил мангал с догорающими сардельками. 

— О, малёк! — Приветствовал появление Джека один из троих «культурно отдыхающих» — Хочешь сардельку? — Махнул он рукой в сторону мангала. 
— Дда, пацан… за сигаретами сгоняй в магаз, и сарделька твоя,— присоединился  небритый мужик в тельняшке. 
— Не надо мне ваших сарделек. И никуда я не пойду,— ответил Джек и собрался было идти дальше, но дорогу ему преградил третий, в синем спортивном костюме. От него неприятно пахло перегаром. 
— Стоять, сопляк! Ты что, брезгуешь нашим угощением? Мы к тебе всей душой, а ты… Ах, ты…

Джек не стал дожидаться продолжения речи разозлившегося алкаша. Он повернулся, чтобы убежать, но «спортсмен» успел схватить его за ранец. 

— Стоять! Снимай свой чемодан. Принесёшь сигарет, получишь портфель. А мы пока за тебя уроки сделаем,— противно гоготнул он. 
— Отдайте портфель! — Джек не знал, плакать ему или кричать. Одно дело, когда такое происходит в школе и совсем другое — с совершенно незнакомыми взрослыми людьми на улицах. В голове одна за другой стали всплывать страшилки, которыми его пугали родители, воспитатели и учителя. 

— Вот тебе сотка,— отнявший ранец мужик протянул ему мятую сторублёвку,— подойдёшь к Зинке в «24 часа», скажешь, что от Васьки Хромого. Она тебе сигарет даст. Принесёшь мне. Да сдачу смотри, не заныкай, я пересчитаю. И не вздумай никому жаловаться, а то я и тебя и заступника твоего на шампур насажу! — Он криво ухмыльнулся, блеснув золотым зубом. 
Джеку стало жутко. Он еле сдерживался, чтобы не закричать или не заплакать. Мысленно он ругал себя за то, что поленился пройти мимо озера и попёрся через гаражи. Ведь бабушка говорила ему, что там часто алкаши сидят. 

— Что застыл? Пинка для скорости ждёшь? Деньги бери и вали за сигаретами! — Фиксатый уже успел налить себе водки и разом опрокинул её в широко раскрытый рот, чуть покачнувшись. 

Джек медленно протянул руку, чтобы взять деньги, и вдруг фиксатый исчез. Как сквозь землю провалился. Только что стоял рядом, пыхтел перегаром, и вдруг пропал. Джек только и успел моргнуть. 

— Аааа, убери собаку, гадёёё… — ругательство прервалось грозным басовитым рычанием. Джек повертел головой и увидел фиксатого, сидящего в грязи между гаражами. Рукой он закрывался от Ральфа, который возвышался над ним. 
— Ральф! — Джек аж расплакался от радости. Он бросился к огромному псу и обнял его за шею. 
Пёс ткнул Джека мокрым носом в щёку и несильно оттолкнул, снова рыкнув на сидевшего в грязи алкаша. 

«Джек, отойди, сейчас я их перевоспитывать буду»

Мальчик послушно отошёл в сторону, а Ральф, глухо рыча, стал наступать на его обидчика. Тот отползал назад, пока не упёрся в стену. Ральф открыл огромную пасть, обнажив сверкающие клыки и неуловимым движением схватил алкаша за горло. Джек почувствовал тошноту, но Ральф не сжимал хватку, так что его жертва тихо скулила. 

— Пацан, мы же пошутили, убери собаку, ты чё как не родной, в натуре,— послышалось откуда-то сверху. 

Джек посмотрел вверх. Собутыльники фиксатого стояли на гараже и с опаской смотрели на Ральфа. 

«Он больше никогда не сможет пить»,— услышал Джек в голове голос Ральфа. — «И никогда не сможет даже подумать о том, чтобы обидеть ребёнка». Пёс слегка сжал челюсти, мотнул головой и отпустил совершенно деморализованного алкаша. Затем посмотрел на крышу соседнего гаража, на которой стояли его товарищи. Один держал в руках палку, второй — довольно зловещего вида нож. 

Ральф глухо рыкнул. Алкаши не дрогнули. Тогда пёс легко, несмотря на внушительные размеры, подпрыгнул и оказался на крыше рядом с ними. Это лишило гаражных героев остатков смелости. С воплями они пустились наутёк по крышам гаражей. И оба одновременно споткнулись и полетели вниз. 

«Надеюсь, что они ушибутся достаточно сильно, чтобы запомнить этот урок» — Ральф уже стоял рядом с Джеком. 
«Спасибо тебе, Ральф! Ты снова меня спас!» — мысленно обратился мальчик к своему другу. 
«Джек, ведь я - Хранитель. Я и должен спасать тебя от разных неприятностей. Ты же будущий Оператор»
«Мне кажется, ты надо мной смеёшься, Ральф. Ведь я даже не прошёл испытание, чтобы стать Стажёром, а ты меня уже в Операторы записал»
«Джек, я помогал очень многим Операторам. Поверь, я знаю о чём говорю»,— отрезал пёс. 

Спорить Джеку не хотелось. Он взял из открытого гаража свой ранец, закинул на спину и повернулся к Ральфу. 
«Меня бабушка ждёт. Пойдёшь со мной? У неё пельмени очень вкусные…»

В мысленной речи чёрного гиганта была усмешка: «Джек, боюсь, что у твоей бабушки не хватит пельменей, чтобы меня накормить. Ты иди, мы с тобой очень скоро увидимся. Даже не успеешь соскучиться»

«Спасибо тебе, Ральф» — Джек обнял друга и потопал по тропинке между гаражей. Пёс бесшумно шёл следом. Лишь когда Джек завернул на крыльцо, он куда-то исчез. Как всегда. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий