пятница, 23 мая 2014 г.

Право на оскорбление

argument-238529
- Вась, смотри, вон двое идут.
- Ну…
- А давай им морду набьём…
- А если они нам?
- А нам-то за что?
(Анекдот)
Знаете ли вы, что такое инстинкт самосохранения? Тот самый, который имеется у животных и у людей, частично сформировался за годы эволюции, а частично вырабатывается в течение жизни?  Знаете наверняка. Именно он заставляет нас бояться высоты, дуть на горячее и отдергивать руку от огня. Этот же термин “применяется и в переносном смысле, например, для описания адаптации человека в социуме с целью избежать эмоциональных и психологических травм” (из Википедии). Полезная, казалось бы, штука…
Я долго не мог понять, почему у многих современных людей этот инстинкт отсутствует. Ведь и в социуме присутствуют вполне реальные опасности для жизни и здоровья – психического и даже физического, но несмотря на это атрофия инстинкта самосохранения принимает всё более массовый характер. Ответ нашёлся на этой неделе, когда мне рассказали очередную невесёлую историю из школьной жизни. Блуждавшие в голове обрывки мыслей выстроились в целостную картину, которой я хочу поделиться с вами сегодня.

Родом из детства

С раннего возраста мы сталкиваемся с огромным количеством опасностей. “Не подходи к собаке – укусит!” “Не лезь в розетку – ударит током!” “Не пей холодное – горло заболит”. Какие-то из запретов проверяются на правдивость, и тогда приходится ехать в травмпункт обрабатывать укусы, лечить горло, ожоги. В конце концов формируется более-менее целостный личный опыт, который позволяет вам прожить здоровую и долгую жизнь.
Опыт этот касается не только физических опасностей, но и правил поведения в обществе. Начиная с детского сада мы узнаём, что другие дети могут быть добрыми или злыми, сильными или слабыми, забияками или миролюбивыми. Этот процесс можно назвать по-разному, но вне зависимости от названия смысл его состоит в том, что мы вырабатываем правила поведения в среде себе подобных. Инстинкт самосохранения в его переносном смысле.
Мы узнаём, например, что если обозвать хулигана Петьку, то он может обозвать в ответ, и нам будет обидно. А Васька – так и вообще может по голове настучать, потому что терпеть не может, когда его обзывают. А вы Ваське в ответ настучать не сможете, потому что он вас на голову выше и вдвое шире.
Так формируется обратная связь, закрепляющая негативные последствия неправильного поведения. Важная, между прочим часть инстинкта самосохранения. Ведь действительно, если у вас не выработается понимания, что задевать других людей нехорошо, во взрослом возрасте это может спровоцировать конфликт, драку. Не так уж невероятны случаи, когда из-за слова, воспринятого как оскорбление, могут покалечить или даже убить. Да, это неправильно, это не по-человечески, но это реальность. Не все выросли во дворцах. Кому-то довелось родиться и вырасти в землянках и пещерах на задворках цивилизации.

“Цивилизованное” воспитание

Давайте теперь рассмотрим ситуацию, когда наш гипотетический хулиган Петька обозвал обидчика в ответ, а тот, обидевшись и расплакавшись, отправился к родителю/воспитателю/учителю и пожаловался на то, что “противный Петька меня плохим словом назвал”. Вроде бы всё правильно, ведь мы стремимся к цивилизованному обществу, и такие вопросы нужно решать цивилизованно.
В идеальном случае так бы всё и было. Получив жалобу, взрослый быстро выясняет обстоятельства и суть конфликта, понимает, что обиженный сам спровоцировал конфликт, проводит с ним воспитательную беседу, и отправляет играть дальше. У несостоявшейся жертвы закрепляется чёткая связь между его словами и негативными последствиями. Всё в порядке. Инстинкт социального самосохранения на месте как неотъемлемая часть личного опыта.
Но много ли вы знаете родителей/воспитателей/учителей, которые будут вникать в суть таких детских разборок? Чаще всего виноватым назначат “записного” хулигана. Ведь он же хулиганит, значит, и здесь виноват. Вон он какой – стоит и смотрит наглым взглядом, а жалобщик-то слезами заливается, бедненький… Я не буду даже углубляться в частности и вспоминать о том, что каждый родитель непременно считает своё чадо ангелом, а всех его обидчиков исчадиями ада. На результат это влияет точно также, как и описанный общий случай.
Поставьте себя на место “хулигана”. Он точно знает, что никого не трогал, а только на “дурак” ответил “сам дурак”. Потому и смотрит открытым и уверенным (а не наглым) взглядом. По сути, он всего лишь защищался, причём ровно настолько, насколько его обидели. Всё по-честному. Но взрослый ему не верит. Он верит тому, кто первый начал и получив достойный и естественный отпор, прибежал жаловаться.
Внимание, результат.
“Хулиган”
  • понял, что к нему относятся несправедливо
  • потерял веру во взрослых
  • получил урок лицемерия
"Обидчик”
  • усвоил, что если пожаловаться, то поругают другого
  • заметил, что если обижать “плохих”, то взрослые будут их ругать за то, что они сказали или сделали что-то в ответ
  • запомнил, что если расплакаться, то поверят ещё охотнее.
Заметьте, это всего лишь один такой эпизод. Но они неизбежно будут повторяться с разным составом участников, усугубляя искажения в психике как “хулигана”, так и “обидчика”. Как правило, в роли “хулиганов” оказываются более крепкие физически и/или более активные/гиперактивные дети. Именно они не могут усидеть на месте, когда взрослые требуют. Именно они вертят головой и залазят на крыши и деревья. Именно они создают сложности воспитателям и учителям, вынуждая искать к себе подход.
anger-18658
Предупреждая возражения представителей педагогического сообщества и сочувствующих, оговорюсь. Да, я прекрасно понимаю, что когда детей тридцать человек, уделять отдельное внимание одному-двум гиперам невозможно. Так вот – никто этого и не требует, в том числе и дети-гиперы. Задача состоит в том, чтобы организовать время детской группы так, чтобы всем нашлось подходящее и интересное занятие. Это в саду. Ну а в школе вы и сами знаете, что если учитель увлечён предметом и интересно рассказывает, то его слушают, открыв рот все, включая “хулиганов”. Всё дело в желании, умении, профессионализме педагогического работника.
Но вернёмся к “хулигану”, который в этой истории постепенно превращается в самую настоящую жертву. Сомневаетесь? А зря. Каждая жалоба передаётся от воспитателя/учителя родителям. Родители, даже если они сначала верили своему ребёнку, переходят к сомнениям, а затем и к уверенности в том, что с их ребёнком что-то не так, что он драчун, что он ругается и задирает других детей, что он у них “проблемный”. Ну а как иначе? Не бывает же дыма без огня. Да и воспитатели профессионалы, они опытные, не будут просто так говорить.
Ребёнок становится объектом постоянных нравоучений и запретов. О чём бы ни заходил разговор, всё сводится к обсуждению поведения. Ему запрещают драться, ругаться. Он недоумевает – почему другим можно его бить, а если он ответит, то его ругают. Ну да, ведь он же сильнее…
Какое же восприятие мира формируется у нашего “хулигана”? Воспитатели/учителя – несправедливы, им нельзя верить. Родители заодно с учителями. Одноклассники лицемерны и пользуются всеми возможностями, чтобы задеть исподтишка, а если он попытается дать сдачи, тут же бегут жаловаться. Доходит до совершенно фантастических по своей подлости случаев, когда одноклассник, придумав и сделав пакость, бежит к классной руководительнице и говорит, что этот “хулиган” там натворил такое… И ему верят. Потому что "хулиган", он такой хулиган… Он же матом ругается, он плохой. А как ему быть хорошим, когда весь мир против него?
Другой одноклассник, поспорив с хулиганом в процессе игры в настольный теннис, бьёт "хулигана" этой ракеткой туда, куда мужчин бить нельзя, в самое чувствительное место. "Хулиган", котором запретили драться, в бессильной ярости плюёт в обидчика. А тот бежит и жалуется классной руководительнице, которая по стечению обстоятельств еще и его мама. И снова виноват оказался наш "хулиган" – ведь это он спровоцировал удар ниже пояса. Кто бы сомневался…
Но и это не финал. Ведь одноклассники тоже не дураки, они понимают, что к чему. Начинают постоянно измываться над "хулиганом" самым изощрённым образом. Дразнят его, как волка в клетке. Только клетка невидимая, она построена из запретов, наложенных на него взрослыми. Драться нельзя, ругаться нельзя, обращать внимания нельзя… А наблюдать, как "хулиган" бесится, так прикольно…

Тварь ли я дрожащая или право имею?

Одноклассники давно ответили для себя на этот вопрос. Они имеют право говорить и делать в отношении “хулигана” всё что угодно. И взрослые их в этом поддержали. У них иммунитет – их трогать нельзя, потому что они слабее/у них сложности в семье/проблемы со здоровьем/они девочки… А вот “хулигана” трогать можно. Ведь он не пойдёт ни к кому жаловаться. И даже если пойдёт, ему не поверят. Он же плохой, его и на педсовет вызывают, и родители к директору ходят, и учится он плохо. Да и вообще – он курит и матом ругается. Разве может он быть прав?
Всё становится совсем сложно и запущено. “Нехулиганы” попадают во взрослую жизнь с искажёнными представлениями о добре и зле. У них двойные стандарты - в отношении себя и в отношении других. Они, как герои анекдота, получив отпор, недоумевают, "им-то за что?". А если ситуация допускает, в праведном гневе бегут жаловаться, пишут докладные. Даже если объективно виноваты сами. Кто первый пожаловался, тот и прав. Кто плачет, тот и пострадавший. Вот и вся любовь. Они выросли, считая, что имеют право на оскорбление. И уже никто их в этом не разубедит... Лицемерие заменило правду.

Комментариев нет:

Отправить комментарий